Глава 12

В этом разделе, анализируя весьма простую модель, мы получим приближенное соотношение между величиной D , частотой и длиной перескоков, не рассматривая проблемы случайных блужданий в общем виде.

«Диффузия в твердых телах», П. Шьюмон. Издательство «Металлургия». Москва, 1966

Прижавшись к кирпичной стене, Сухой медленно двинулся вдоль здания в направлении военного городка. Дойдя до угла, он сделал еще несколько робких шагов и вышел на бетонные плиты дороги, обходящей слева трансформаторные будки. Там зачем-то потопал, сбивая снег с ботинок, снял винтовку с плеча и занял позицию за деревом. Знаком он показал — мол, проходите за моей спиной. Малахов с Герой так и сделали. Когда они крадучись вышли на открытое пространство между будками, к ним присоединился и сталкер, все еще с оружием наизготовку. Он сжимал свой карабин в руках, всем видом показывая, что опасность крайне высока. Так, озираясь и не выпуская из рук оружия, прошли по дороге, ведущей прямо в развалины воинской части. Налево и направо уходила трасса, обрамленная пирамидальными тополями. Сейчас они были по-осеннему голыми и припорошенными нежным снегом. Но даже эта белизна не делала деревья менее тревожными. Пирамидальный тополь — плохое дерево.

— Ну и где твои кабаны? — спросил Сухого Гера. — Ни хрюканья, ни визга. В спячку впали? И скажи, с чего это трансформаторы гудят? Откуда тут электричество?

— Тебе бы все хиханьки, — буркнул Сухой. — А вот когда со стаей столкнешься — узнаешь. А что и отчего в Зоне — у нее и спроси. Надо ей, вот и гудят.

— Ты еще про йоптеля расскажи. Небось сам придумал?

— Ты у Томтома спроси про него, — зло ответил сталкер. — Как ему такой йоптель руку откусил. Как бритвой срезало. A Томтом тогда далеко зашел, помощи не дождаться. Пришлось головешкой прижигать. Правда, все равно зря. Помер он почти сразу. Нашли его через год, прошлой осенью. Йоптель — он еще и ядовитый.

— А раз помер, так почему знаешь, что йоптель? — поинтересовался Малахов. — Может, ему кто другой руку оттяпал?

— Мужики говорили, а они знают! — многозначительно сообщил Сухой. Потом, подумав, добавил: — Я дальше не иду.

— Почему? — удивился Малахов. — Обиделся, что ли?

— Обижаться мне не на что, но дальше я не пойду. Там нехорошо, — отрезал Сухой. — Идите, если хотите, я тут подожду.

— Да объясни ты, наконец! — вспыхнул Герман. — Там что, аномалия? Мы сейчас шаг сделаем, и нас в порошок изотрет?

— Ну как объяснить слепому, что такое радуга? — неожиданно аллегорически ответил Сухой. — Если вы не чуете то, что чую я, то вам оно и не надо.

— Нет, ты все-таки попытайся, — с упором сказал Малахов. — Мы, дай бог, не слепые, поймем.

— Ну, это как запах, — с трудом подбирая слова, начал сталкер. — Только оно не пахнет, а в голове сидит. Словно зомби эти, мейндауны, толпой набежали. Только их тут не бывает. Так что оно, это…

— Я, кажется, понял, — сказал Герман. — Мы от антенны недалеко, вот его и достает психотронным полем. Вадим, давай я дальше один схожу, проверю, а вы с Сухим меня тут подождете, да?

— А почему один? Что за… — начал было Малахов.

— Я не знаю, как может подействовать поле на нас. И если что, ты постараешься меня вытащить.

— Хорошо, иди, — согласился Вадим и спросил у сталкера: — Сухой, ты уверен, что там, кроме этого запаха, как ты его назвал, ничего больше нет?

— Я что, на двести метров вперед вижу? Нет. Вот могу гайку кинуть. — Не дожидаясь ответа, Сухой извлек тяжелую гайку и с силой швырнул ее в сторону гаражей, которые угадывались сквозь редкий лесок.

Гайка, лихо просвистев, сбила снег с одной из елей и исчезла в хвойных лапах дерева.

— Вот до той елки — точно нет ничего. Но гайка на йоптеля не реагирует, — сказал Сухой.

— Да, достал ты своим йоптелем! — закричал Тельбиз. — Почему ты раньше про него не говорил? С чего вдруг он тут должен быть?

— Он бывает там, где не ходят люди. Здесь мы никогда не ходим. Здесь искать нечего. Где нет аномалий, там нет и хабара. В таких местах зверь и селится. Хочешь, я тебе гаек дам? Пять. — Сухой на секунду задумался и добавил: — Нет, даже шесть.

— А чего не семь? Жаба давит? — язвительно спросил Гера.

— Туда надо еще раз пять кинуть и обратно раз, если вдруг что не так будет, а как выйдешь обратно к той елке, я и сам кинуть могу.

— А что же тогда шестую предлагаешь? — не успокоился Тельбиз.

— А вдруг ты одну поломаешь? — спокойно ответил Сухой. — Я что, зла тебе желаю?

— Ладно, убедил, — согласился Гера и сгреб с протянутой ладони сталкера гайки. Прикинув на вес, он запихнул их в карман брюк.

Потом, словно встревожившись, вытащил одну из гаек и стал внимательно рассматривать.

— Слушай, Сухой, ты хоть понимаешь, что у твоих гаек семь граней?

— Да? Семь? А сколько надо? — удивился сталкер. — Я гайки у Сидоровича всегда беру.

— А это кто такой?

— Ну, тут мужик с большой земли иногда наезжает. Гайками торгует. Тут все у Сидора гайки покупают. Он вообще в Зону переезжать собирается. Гаечную мастерскую хочет открыть.

— Да что за сумасшедший дом вообще? — возмутился Гера. — Как с утра куры стали камлать, так только полную дурь и слышу весь день.

— Так, Гера, успокойся, оружие проверь и давай, — приказал Малахов. — Связь держи непрерывно, можешь песенку напевать. Главное, я должен тебя все время слышать.

— Не беспокойся, мне сканер напряженность поля показывает. С таким уровнем, как сейчас, мне бояться нечего. Да и сам знаешь, нас этой хренью психотронной не сильно прошибешь. Ну, голова чуть поболит. — Гера переключил визуальную информацию сканера на очки-коммуникатор и, повесив сканер на разгрузку, достал из-за спины автомат. Передернув затвор и убедившись, что оружие в порядке, Гера двинулся в ту сторону, куда упала гайка.

Тонкий слой снега почти прикрывал хвою, но еще не скрывал рисунок иголок. Гера осторожно ступал, оставляя за собой черную цепочку следов. Петь на публику Тельбиз стеснялся, он решил просто насвистывать.

— Нет, Гера, по твоему свисту не угадаешь твое состояние, — прозвучал в коммуникаторе голос Малахова. — Ты все-таки лучше пой.

— Вам же хуже будет, — ответил Гера и запел, вернее, закричал первую пришедшую на ум, песню:

Шла собака по роялю Туда и обратно!

— И вправду, когда ты поешь, кажется, что излучение тебя уже накрыло по полной, — прервал его Вадим. — У тебя всегда так со слухом круто было?

— Ну я же говорил, мне лучше не петь, — ответил Гера. — Вот лучше я стихи буду читать. Вот и лето прошло, словно и не бывало…

Герман читал с подвывом, как это делают поэты. Вкладывая в свой подвыв эмоции, которые обычно передают интонациями и выражением. Но это устраивало Малахова, и он молча следил за Герой. Сухому такая декламация не понравилась, и он покрутил пальцем у виска.

У елки, в которую угодила гайка, Гера остановился и осмотрелся. Впереди метров на тридцать в лесу раскинулась поляна, заросшая черным по осени бурьяном.

— Слушай, я вот что думаю, Сухой-то меня прокинул! Я, конечно, гайку далеко могу запустить, нет проблем, но я ни фига не увижу ее! Реже бросать надо!

— Сухой говорит, что надо, как кинул, гайку подбирать! — ответил после паузы Малахов.

— Слушай, Вадим, тебе не кажется, что для нашей оснастки это как-то несерьезно — гайки кидать? Может, лучше эти гайки на памятник пустить? Да с машины каждый сантиметр сканируется, Клава, ты слышишь, да?

— Да слышу я все прекрасно, — ответила Клава, — и на локаторе вижу. Чисто все. Если что не так, сразу бы сказала. И кабанов там близко никаких нет! Биокативность минимальна. Так, птички какие-то по веткам. А йоптель у нас, судя по всему, один. Сухим его зовут. Давайте скорее, а то тут Тимур жрать хочет. К пайку подкрадывается.

— Сухпай не трогать! — строго приказал Малахов. — Ждите, мы скоро. Гера, продолжай движение. И гайки все-таки кидай, не будем нарушать местные традиции.

— Ладно, есть не нарушать. Только вот… — Гера достал из набедренного кармана индивидуальный пакет, разорвал упаковку зубами и отмотал метр бинта. Он аккуратно привязал к обрывку гайку и сообщил Малахову: — Если уж не нарушать традиции, то я по старинке, с бинтом. Кстати — спроси у Сухого, почему они гайки голые кидают? Видно же плохо. Чтобы потом проще про них мультики 3-дэшные снимать было? О славе будущей хлопочут?

— Гера, на тебя поле действовать начало? — спросил Вадим. — Что-то ты многословен стал.

— Достали просто эти гайки, извини. Да и вообще все достало. Ладно, пошел я дальше. Все, что сбыться могло, мне, как лист пятипалый…

Гера взял за конец бинта гаечную конструкцию и, сильно раскрутив, как пращу, пустил гайку в полет в направлении казарм. Фыркнув, гайка с бинтом пролетела по большой дуге и упала среди елок, только чудом не зацепившись за ветки.

— Вот так-то лучше, — в один голос сказали Герман и Вадим.

— Черт, мы от длительного общения начинаем просто петь дуэтом, — улыбнулся Малахов. — Хотя нет, дуэтом с тобой петь не получится. Продолжай движение, мы пока тебя видим.

Гера спокойно направился на границу поляны. Хотя что-то в полете гайки, вернее, в ее падении, его слегка смутило. Что, он еще не понял. Но уже в нескольких метрах от того места, где виднелся белый на белом бинт, стало ясно, что марлевый хвост завис в нескольких сантиметрах над землей.

— Странные тут артефакты. — Гера присел над бинтом и включил картинку с коммуникатора на передачу. — Видишь, Вадим, что за цаца?

— Да вижу, осторожно. Только откуда тут растяжка?

Бинт не упал полностью в снег, потому что повис на тоненькой проволочке. Осмотревшись, Герман увидел, что одним концом проволочка крепилась к колышку рядом со стволом молодой ели. Второй конец уходил направо, через несколько торчащих из земли стальных колечек. В итоге проволока оканчивалась на закрепленном на толстой сосне невысоком цилиндре зеленого цвета, диаметром сантиметров в сорок.

— Зацепи я эту растяжку — коридор метров в пятьдесят выдуло бы огненным валом, — пробормотал Гера. — Интересно, тут всюду такого натыкано? По всей Зоне?

— Сухой говорит, что растяжек не видел никогда. Можешь дать поближе картинку фугаса? — Вадим уже связывался с Центром. — Я хочу узнать, чье это производство.

В ответ на укрупненное изображение пришел немедленный ответ из Центра.

«Фугас тактический, устанавливаемый, входит в состав штатного оружия стран НАТО».

— Что-то много тут железа из НАТО. И те М16 у таможенников… — прокомментировал новость Гера. — Кстати, проволочка не ржавая, все свеженькое. Надо внимательнее быть. Ну, спасибо Сухому за гайки!

— Он говорит пожалуйста, — ответил Малахов. -И еще он спрашивает, что такое биокативность.

— Ха, заметил! — раздался веселый голос Клавы. — Так скажи ему, это мы сами придумали.

— Это давно придумали, — сообщил Малахов сталкеру. — Обозначает степень враждебности биосреды. От итальянского cattivo — злой или вредный. Сначала просто опечатка в отчете была, ну и чтобы перед начальством в грязь лицом не ударить — придумали термин.

— Биологи, итить его, — буркнул Сухой. Тельбиз, запустив вперед очередную хвостатую

гайку, осторожно двинулся дальше. Хотя новых растяжек и не попалось, он вздохнул спокойно уже только возле автопарка. От негj до самой аппаратной была довольно широкая дорога, которая хорошо просматривалась и не таила очевидных опасностей.

— Как дела, Гера? — в очередной раз окликнул его Малахов. — Не стал еще зомби?

— Башка, конечно, побаливает, как в тисках жмет, — отозвался Тельбиз. — Типичное проявление психотронки, но терпимо. Так что, я думаю, мне бояться нечего.

Аппаратная, достаточно большое здание, когда-то набитое электроникой, охраняющей небо страны на дальних подступах, находилась у дороги с неизбежными тополями на обочине. Направо и налево от здания уходили галереи с кабелями, которые подавали сигнал к несуразно большой квадратной решетке антенны. Здесь, у самой антенны, уже явственно чувствовалось гудение, исходящее от излучателей антенны, похожее на гудение высоковольтных проводов.

— Приближаюсь к входу, — сообщил Гера. — Осталось пятнадцать метров.

— Да, мы картинку принимаем. Еще раз — осторожно!

— Я думаю, что тут побеспокоились о том, чтобы в аппаратной не было сильного поля, там я буду в безопасности.

— Гера, а почему ты решил идти сначала в коммутационную? — раздался голос Клавдии. — Я думаю, что…

— Все в порядке, Клава, я просто хочу проверить сначала, что там стоит. Иначе мне сложно будет понять логику работы этой байды, — ответил Герман. — Ведь вся система работает совершенно не так, как задумывалось много лет назад.

— Так, внимание. — Голос Тельбиза стал тревожным. — Вход в коммутационную явно переделан. Новая бронедверь, подозреваю, есть скрытое видеонаблюдение, сейчас разберусь.

Гера снял с разгрузки сканер и переключил его на другой режим работы. Картинка распределения сигнала с антенны уменьшилась и уехала в левый угол монитора. На весь экран развернулась программа поиска электронных устройств в радиусе нескольких метров.

— Так, есть одна камера, сигнализация на двери. — Гера скорее говорил сам себе, чем докладывал. — Интересное дело. Артефакт, видать, сам себе двери новые заказал и поставил. Не люблю я такие умные артефакты.

— Ты в зоне видимости камеры? — поинтересовался Малахов. — Интересно, кто смотрит на картинку с нее?

— Да уж, интересно. Нет, я вне поля ее зрения, пока затаился. Сейчас мы нейтрализуем эту радость.

Герман перекинул инструментальный рюкзак на грудь и извлек из него небольшую ампулу — дымогенератор. Несильно размахнувшись, Гера бросил ее в дверь. Ампула с легким звоном лопнула от удара о стальную поверхность. Моментально вокруг входа в коммутационную заклубился белый дым. За несколько секунд он скрыл под белым покрывалом дверь в коммутаторную и ближайшие подходы к ней. Пока дым не рассеялся, Герман успел добраться до двери, установить на ней лепешку пластиковой взрывчатки и детонатор. Укрывшись за углом, активировал взрывчатку. Резкий хлопок ударил по ушам. Гера опять запустил сканер. Отметки близкого видеосигнала уже не было. Взрывчатка пробила не только дверь, но и уничтожила укрепленное на месте глазка видеоустройство. Путь в коммутаторную был открыт. Гера осторожно подошел ближе, ожидая от Зоны чего угодно. Взрывчатка разнесла центральную часть двери так, что точно посередине зияла дыра полметра в диаметре. Силы взрыва хватило даже на то, чтобы вывалить кусок стены в дверном проеме возле замка. Тельбиз взял наизготовку оружие и толкнул ногой ошметки двери. Она, гнусно скрипнув петлями, ушла внутрь здания и, уже почти открывшись, рухнула, подняв облако пыли с пола коммутаторной.

— Вхожу в помещение. Вокруг меня ничего странного нет, — доложил Гера.

— Все спокойно, только стая птиц с воплями полетела прочь от антенн. Напугал ты их, — отозвался Малахов.

— А что наш сталкер, спокоен?

— Да сидит тут, надутый как сыч. Не нравится ему, когда взрывают в Зоне.

— Ничего, пусть потерпит, я скоро закончу. Картинку принимаете?

— Да, отлично, давай заканчивай там, у нас еще дел полно, — поторопил Германа Вадим.

— Тут работы всего на пять минут.

Внутри коммутаторной было совершенно темно. Герман включил очки на усиление света, огляделся и обнаружил прямо у двери выключатель. Совершенно ни на что не надеясь, щелкнул им. В помещении, поморгав и сердито погудев, засветились лампы дневного света.

— Ишь ты, тут и вправду питание заведено. Откуда оно берется вообще?

— Ток от гудения трансформаторов на подстанции исходит. Такая логика Зоны, — пошутил Малахов. — А если серьезно, вопрос скорее в том, откуда на подстанцию он приходит. Ведь тут уже тридцать лет, почитай, как все отключено.

— Ладно, разберемся потом.

При свете было хорошо видно, что в самом центре помещения стояла громадная технологическая этажерка, уставленная металлическими ящиками. Скорее всего внутри ящиков находились приборы. С обратной стороны к этажерке подходило десятка два толстенных кабелей, подключенных к ящикам внушительными разъемами.

Герман подошел поближе к стеллажам и стал рассматривать аппаратуру.

— Так, тут, я понимаю, стоит совершенно странный коммутационный набор. Ничего общего он с «Дугой-1», что здесь раньше стояла, не имеет. Сейчас поковыряемся.

Беглый осмотр показал, что спереди эти ящики были закрыты съемными панелями. Отцепив от ремня складной набор инструментов — мультитул, Гера отвинтил четыре винта и легко снял крышку с одного из приборов. Внутри обнаружилась панель управления с множеством кнопок и небольшим, слабо светящимся дисплеем.

— Ага, я понял. Каждый из этих сундуков отвечает за один сегмент антенны. — Тельбиз постучал по дисплею пальцем. — И на экране показано, за какой конкретно сегмент антенны отвечает эта байда. Вот смотрите: решетка антенны изображена, а ее часть — красная — скорее всего показывает сегмент, на который от этого ящика идет сигнал.

Гера открыл еще один ящик — там был отображен другой участок антенны.

— Вот! Я правильно угадал! — обрадовался он.

— Гера, я разделяю твой восторг, но давай уже выключай эту систему, и пойдем, — вмешалась Клава.

— Не торопись, я должен понять, откуда этот сигнал на коммутаторы идет, — возразил Тельбиз. — Иначе грош цена моей работе.

— Тут Сухой сказал, что ты маньяк, — сообщил Вадим. — Ты постарайся не сильно маньячить, да? Нет антенны, нет проблемы. Тем более что слово «байда» ты повторяешь уже сотый раз. Это говорит о том, что на твою психику сильно воздействуют. Сосредоточься!

Не трогая пульты управления приборов на стеллаже, Гера переключил сканер.

— Так, ясно. Сигналы на коммутатор приходят извне, только не могу разобраться в их системе. Такое ощущение, что они резко поменялись за последние десять минут. — В голосе Геры почувствовалась озабоченность. — Такое ощущение, что не только спектр, но и направление луча меняется.

— Гера, внимание, активизация биообъектов, — раздался сухой голос Клавы. — Судя по локации, они находятся на расстоянии около километра и движутся по направлению к тебе.

— Когда тут будут?

— Примерно через двадцать минут, если не изменят скорость. Будь осторожен!

— Да за двадцать минут я тут полностью разберусь, не волнуйтесь! Мне бы понять, откуда идет основной управляющий сигнал.

— Гера, может, шарахнуть по этой хибаре и забыть? Транклюкируем ее на хрен? — не выдержал и вмешался Тимур. — Давайте скорее. Жрать охота, дел полно. Еще Гасло смоется куда-нибудь.

— Ага, сейчас шарахнем, а потом на куче мусора будем гадать, как это работало и кому это нужно было. Давай, Гера, продолжай, — оборвал Тимура Малахов.

— Да продолжаю, продолжаю, — отозвался Тельбиз. — Судя по всему, на коммутационные блоки идут направленные сигналы, на гигагерцовой частоте, выхожу наружу, должен проверить направление.

Снаружи уже не было никаких признаков дымовой завесы. Под невысоким осенним солнцем тонкий снежок растаял, и вокруг чернела обычная осенняя слякоть. Присев на невысокий порог коммутаторной, Гера достал из заплечника небольшую складную, на манер зонтика, антенну. Присоединив ее к сканеру, он начал поиск источника сигнала.

— Сигнал четкий, сейчас точно определю направление. Юго-запад, передача идет узким лучом. — Гера двигался небольшим зигзагом в направлении сигнала.

— Кажется, я понимаю, что и откуда, — раздался голос Малахова. — В том направлении находится еще один антенный комплекс, «Круг» называется, ничего более подходящего поблизости нет.

— Какое расстояние? — Гера остановился.

— Чуть меньше двух километров. — Клава сверилась по карте.

— Я пошел, — голосом, не терпящим возражений, сказал Герман.

— Давай по-другому, ты двигай по своему азимуту, а мы с Сухим сейчас присоединимся к тебе.

— Так он же рогом уперся, — удивился Герман. — Или ты его уговорил?

— Уговорил-уговорил, — ответил Малахов. — Давай топай, мы идем тебе наперерез.

— А что там наши гости? Я про тварей, что сюда двигались.

— Сохраняют направление и скорость, надеюсь, за вами не увяжутся, — немедленно отозвалась Клава.

— Гера, после главного здания поверни налево, лучше двигаться по основной дороге, мы туда подтянемся. — Малахов решил, что лучше встретиться пораньше. — И Сухой не возражает.

— Ну, привет нашему следопыту, пошел я. Герман убрал направленную антенну, сигнал был

вычислен и отфильтрован, дальше было достаточно датчиков сканера. Гера шел вдоль антенны, прислушиваясь к легкому потрескиванию тихого разряда вокруг ажурной конструкции. Голова практически перестала болеть, видимо, сказывалось изменение в спектре излучения антенны. Небольшое изменение структуры сигнала превращало его из грозного пси-оружия в обычный генератор шума, не опасный для человека. А для того, кто не восприимчив к пси-полю, он не вызывал уже никакой головной боли. Возле основного коммуникационного здания стало понятно, что придется изменить маршрут — свернуть налево не после, а перед полуразвалившимся строением. Видимо, карта, заложенная в компьютер, была не совсем точная.

— Я сейчас сворачиваю на основную дорогу, — сообщил Гера, — придется немного среди деревьев пройти.

— Осторожно, Сухой чего-то недоволен твоим маршрутом. Гайку кинь, да? — посоветовал Вадим.

Пошарив в кармане, Гера выбрал самую маленькую из гаек, подходящую для броска на короткое расстояние. С трудом пропихнул бинт в небольшое отверстие, прошел последний отрезок открытого пространства — до самого левого угла зияющего выбитыми окнами здания — и швырнул гайку на тропинку, теряющуюся в тени деревьев. Прошуршав в почерневшей листве, гайка скрылась невдалеке.

— Вроде все нормально, — сообщил Герман. — Продвигаюсь.

— Давай, мы уже по ту сторону, на перекрестке тебя ждем. Увидимся через тридцать секунд.

Осторожно ступая по полуразрушенному асфальту, Гера пошел вперед. Сначала он хотел дойти до того места, куда упала гайка, мелькнув белым хвостом бинта. Но гайки там, где он ожидал, не оказалось. Что-то пошло не так. Но был уже виден просвет в конце тропинки, и до открытого места оставалось не больше двадцати метров.

— Клава, — тихо спросил Тельбиз, — что на большом локаторе вокруг меня?

— Все спокойно, ни полевых, ни биологических объектов, ни артефактов не наблюдается, — немедленно отозвалась Клава.

Герман, легонько надавив пальцем на дужку очков, опустил их на носу, чтобы осмотреться без помощи приборов. Прямо в лицо ему, глаза в глаза, смотрело чудовище. Словно изъеденный червями труп, восставший из сырой могилы, вышел на тропинку и встал перед человеком. Издавая злобное шипение, тараща белесые, с горизонтальными зрачками глаза, монстр поднял руку и протянул ее к груди Германа. Сердце на минуту остановилось и потом стало биться громко и неритмично. Будто ледяное копье пронзило грудь Тельбиза, заставляя его ринуться прочь от чудовища, прочь с этой тропинки, прочь из этого мира. Герман сделал шаг назад, и существо последовало за ним, вытесняя с дороги. Потом оно, издавая мерзкий хриплый звук, стало заходить справа. Гера молниеносно перекинул автомат из-за плеча и просто от живота выпустил очередь по чудовищу. На туловище монстра от метких выстрелов появились желтые пятна, и из каждого их этих пятен, издающих нестерпимое зловоние, вылетели небольшие существа. Они были не менее отвратительны, чем нападавшее чудовище. Мелкие твари устроили бесовский танец вокруг головы Тельбиза. Каждое их движение вызывало резкую головную боль, будто они пытались вязальными спицами проткнуть мозг.

— Герман, что случилось, почему стрельба? — раздался голос Малахова из коммуникатора.

— Вот же ж суки! — Герман плюнул и, не обращая внимания на чудовище, на кружащую над его головой мелкую сволочь, двинулся по тропинке. Словно через туман, прошел сквозь чудовище, которое медленно растаяло в воздухе. От эскадрильи летающих монстриков Герман отмахнулся, как от надоедливых комаров.

— Все нормально, — отозвался Тельбиз. — Сейчас расскажу.

Ничто не помешало Герману выйти из-под крон уснувших на зиму деревьев. Под открытым небом он свернул налево на широкую дорожку. Там, совсем рядом, стоя у тополя на обочине дороги, его ждали Малахов и Сухой.

— Что за шум был? — обеспокоено спросил Вадим.

Гера вкратце рассказал о монстре.

— Это контролер. Их бояться надо! — немедленно прокомментировал Сухой. Он был встревожен до крайности.

— Слушай, Сухой, видать, тот, кто эту хрень запускает, и хочет, чтобы люди боялись! А я не верю в призраков и бродячих контролеров с кондукторами. У меня талон на этот маршрут закомпостирован! Если никакими методами эта гадость не распознается, если я ее не увидел через очки, значит — это все в голове моей и не иначе. А зачем он меня с тропинки спугивал? На растяжки небось? Я, пока шел по этой тропинке, заметил несколько. Их вдоль дороги расставили. Мне только одно интересно, это что? Галлюциноген там распылен или что-то другое?

— Ладно, наверно, кто-то очень бережет эти места от нашего глаза. — Вадим успокоился и даже перекинул за спину свое оружие, которое он держал наготове, обеспокоенный стрельбой.

— Напугали вы меня, ребята, — отозвалась Клава. — Кстати, те объекты так и топают, не меняя направления.

— Ладно. Ну что, Сухой, давай веди. — Малахов кивком показал направление, и все трое зашагали по широкой дороге в направлении круговых антенн.

Наши рекомендации