Использование мышей в экспериментах. Мнения природозащитников и ученых.

Подсчитано, что в Великобритании в настоящее время используется около трех миллионов мышей. В мире же эта цифра достигает десятков миллионов. Использование грызунов для тестирования различных препаратов, предназначенных для человека, является довольно спорным моментом современной науки. Критики такого подхода утверждают, что есть и другие более безопасные и эффективные со всех сторон методы. Но ученые, которые занимаются непосредственно этими исследованиями, говорят, что мыши в лабораториях по-прежнему необходимы.

Так чем же объясняется такое массовое использование этих животных? Удивительно, но несмотря на разницу во внешнем виде, генетически мыши очень близки человеку. По одним из данных генетическая схожесть достигает 95%. Именно это позволяет использовать этих животных в качестве «моделей» воспроизведения человеческих болезней.

Но если мыши так важны для исследований, почему же этот подход находит и своих критиков?

Так,Флер Дауэс (Fleur Dawes), член организации «Международные Защитники Животных» (одна из групп по борьбе за права животных - Animal Defenders International (ADI)), как и многие природозащитные организации выступает за прекращение использования мышей в научных исследованиях. Она считает, что страдания, которые испытывают лабораторные животные, никак не могут оправдаться потенциальным вкладом в науку и медицину. При этом и сама научная необходимость ею так же оспаривается: «Мы убеждены, что использование животных в этих целях крайне устарело и не приносит пользы для науки. Проблема состоит в том, что между видами есть огромные и принципиальные различия. И хотя определенные сходства между людьми и мышами доказаны, все же они по-разному реагируют на разные раздражители во время экспериментов».

Тем не менее, ученые постоянно пытаются усовершенствовать лабораторные испытания, минимизировав страдания мышей. Доктор Сара Уэллс (Sara Wells) из MLS в Оксфордшире говорит: «Если есть процедуры, позволяющие обезболить мышей, мы обязательно прибегаем к ним». К тому же, по ее словам, «если есть альтернативный метод в конкретном случае, который не включает в себя мышей, необходимо и юридически, и этически использовать именно его».

Однако сегодня во многих странах, прежде чем испытывать новый препарат на людях, он должен быть апробирован на двух разных видах животных. Мыши, как правило, становятся первым из этих видов. После того, как препарат испытывается на грызунах, ученые задействуют других животных, например, собак, свиней или приматов. Но AID считает, что такой подход – это всего лишь формальность, которую медицинским компаниям удобно соблюдать.

Согласно Национальному институту здравоохранения США, для исследований с участием человека сейчас необходимо около 18 миллионов человек. И если нет возможности найти такое количество людей, есть ли альтернативы использованию животных? На сегодняшний день такие альтернативы включают в себя человеческие органы, по которым можно изучать их функции, минимально дозированные вмешательства в человеческий организм и компьютерные программы.

Сара Уэллс (Sara Wells) считает, что благодаря компьютерам можно смоделировать любое течение заболевания. «Существует масса разработок в отношении альтернатив, и мы активно работаем в этом направлении, отслеживаем все нововведения, потому что тогда мы бы смогли заменить одну из наших «моделей». Но мы еще слишком мало знаем о болезнях, чтобы запрограммировать эту информацию для моделирования. Тем не менее, комбинируя различные варианты, мы можем получить намного более значимые результаты, максимально приближенные к человеку». (Сара Уэллс)

В Оксфордшире в MLS используется около 56000 мышей. Доктор Авраам Асеведо, эксперт по нейродегенеративным заболеваниям, изучает боковой амиотрофический склероз – неизлечимую болезнь, которой подвержены каждые два человека из 100000. Это заболевание характеризуется прогрессирующей слабостью и мышечной атрофией, когда становится даже трудно глотать или говорить. Ученые пока не знают, какие мутации в организме вызывают эту страшную болезнь. В этом им должны помочь мыши.

Доктор Уэллс говорит: «Одна из проблем с генетическими исследованиями людей состоит в том, что у нас слишком много различных генов, поэтому если изменить один, вызывающий болезнь, трудно быть уверенным в том, что это изменение не коснется и других. В таких случаях без экспериментов на мышах не обойтись».

Наши рекомендации