Международное сообщество в борьбе с наемничеством

Определение наемника было формально закреплено в международном праве в 1977 году в части 2 статьи 47 Дополнительного протокола 1 к Же­невским конвенциям о защите жертв войны. Наемником признавалось ли­цо, которое было завербовано на месте или за границей для участия в воо­руженном конфликте, непосредственно участвует в боевых действиях, не является ни гражданином стороны вооруженного конфликта, ни лицом, постоянно проживающим на территории стороны вооруженного конфлик­та, которому обещано или в действительности выплачивается вознаграж­дение, существенно превышающее вознаграждение комбатантов того же ранга и функций, входящих в личный состав вооруженных сил стороны данного конфликта и которое не является лицом, присланным для испол­нения официальных обязанностей государством, не являющимся стороной данного вооруженного конфликта.

Вместе с тем данное определение было весьма ограниченным в силу того, что, как указывалось выше, право Женевы является правом гумани­тарным, оно устанавливает правовые нормы, регламентирующие защиту жертв войны, в том числе и законных комбатантов, оказавшихся во власти противоборствующей стороны, которая осуществляется как сторонами, находящимися в конфликте, так и нейтральными государствами и между­народными организациями. Определение наемника в части 2 статьи 47, части 1 статьи 47 Дополнительного протокола 1 установило, что наемник не имеет права на статус комбатанта, то есть не пользуется защитой, кото­рую сторона вооруженного конфликта либо нейтральная сторона, осуще­ствляющая миссию «добрых услуг», обязана предоставить жертвам войны.

Определение наемника по Дополнительному протоколу 1 не было свя­зано с ответственностью наемника за собственно наемничество, а лишь предоставляло право захватившей его стороне не обращаться с ним как с законным комбатантом, то есть не содержать его в условиях, предоставляемых военнопленным, а также привлечь его к ответственности за сам факт участия в вооруженном конфликте и деяния, совершенные в ходе вооруженного конфликта, совершение которых признается правомерным и не влекущим ответственности для законных комбатантов. Произвол сторо­ны вооруженного конфликта в отношении захваченного ею наемника ог­раничивался только требованием Женевских конвенций и Дополнитель­ных протоколов о том, что «никто не может быть лишен права на нор­мальное и беспристрастное судопроизводство», и признанием нарушения указанного права военным преступлением в смысле Женевских конвенций и Дополнительных протоколов.

Вместе с тем вступление в силу Дополнительных протоколов 1 (ка­сающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов) и 2 (касающегося защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера), помимо установления формального определения наемника, имело и еще одно концептуальное значение: Дополнительный протокол 1 установил, что наемник участвует в вооруженном конфликте, не указав вид конфликта (международный или немеждународного характера), а Про­токолы установили, что существует два вида вооруженных конфликтов - международные и немеждународного характера. Введение в международ­ное право понятия вооруженного конфликта немеждународного характера означало, что наемниками признаются лица, участвующие как в междуна­родных вооруженных конфликтах, так и в вооруженных конфликтах не­международного характера, в том числе и в гражданских войнах, удовле­творяющие признакам наемника, указанным в части 2 статьи 47 Дополни­тельного протокола 1. Необходимо отметить, что в праве Женевы в меж­дународном договоре было впервые закреплено формальное определение наемника, определение вооруженного конфликта и его виды (международ­ный и немеждународного характера) как особой обстановки, в которой со­вершается наемничество. Вместе с тем право Женевы не признавало наем­ничество преступлением: концепция международной противоправности наемничества именно как преступления была намечена не в договорах, входящих в право Женевы, а в резолюциях Генеральной Ассамблеи и Со­вета Безопасности ООН.

Концепция уголовной противоправности наемничества получила раз­витие в ряде проектов региональных конвенций, преимущественно афри­канских государств, созданных в семидесятые годы прошлого века. Так, Международной комиссией по расследованию деятельности наемников, созданной в июне 1976 года в Анголе, был разработан проект Конвенции о предотвращении и запрещении наемничества. В статье 1 указывалось, что наемничество является преступлением и осуществляется с целью воспре­пятствовать с помощью вооруженного насилия процессу самоопределения народов, освободившихся от колониальной зависимости. Наемник опреде­лялся как лицо, которое «не является гражданином стороны, где оно пред­полагает действовать, преследуя личную выгоду, заключающуюся в полу­чении жалованья или любого другого материального вознаграждения».

Наемничеством являются организация, финансирование, снаряжение и оснащение, а также поддержка и использование вооруженных сил, которые полностью состоят из наемников либо включают в себя наемников, разрешение заниматься такой деятельностью, предоставление возможно­сти транзита наемников через территорию государства, а также поступле­ние или попытка поступления на службу в такие вооруженные силы. В статье 5 проекта Конвенции указывалось, что наемник подлежит ответст­венности как за службу в качестве наемника, так и за любое преступление, совершенное в ходе такой службы.

Новый этап в развитии концепции международной противоправности наемничества связан с принятием Генеральной Ассамблеей ООН на ее 34-й сессии в 1980 году решения о разработке Международной конвенции о борьбе с деятельностью наемников и созданием в 1988 году Специального комитета по разработке Международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников по решению Генеральной Ассамблеи ООН, который провел свою сессию в период с 30 января по 17 февраля 1989 г., результатом которой явилось создание текста Международной конвенции, впоследствии принятой Генеральной Ассамб­леей ООН и открытой для подписания с 31 декабря 1990 года.[1]

В своей окончательной редакции Конвенция содержит определение на­емника, перечень преступлений наемничества, обязательство государств - участников Конвенции не вербовать, не использовать, не обучать и не фи­нансировать наемников и запрещать их деятельность, а также предусмат­ривать соответствующие наказания за участие наемника в вооруженном конфликте или совместных насильственных действиях, не являющихся вооруженным конфликтом, вербовку, финансирование, обучение и исполь­зование наемников, соучастие в данных деяниях и попытку совершить лю­бое их них. Конвенция содержит ряд положений о сотрудничестве госу­дарств - членов Конвенции в сфере пресечения наемничества, о выдаче лиц, совершивших наемничество, и о правовой помощи по делам о нем.

Определение термина «наемник», закрепленное в статье 1 Конвенции, предусматривает, что наемниками могут быть лица, участвующие как в вооруженном конфликте (международном вооруженном конфликте или вооруженном конфликте немеждународного характера в смысле определе­ний, закрепленных в статьях 1 Женевских конвенций от 12 августа 1949 г. о защите жертв войны и Дополнительных протоколов 1 и 2 к ним), так и в совместных насильственных действиях, не являющихся вооруженным конфликтом. Определение наемника, участвующего в вооруженном кон­фликте, в части 1 статьи 1 Конвенции совпадает с определением наемника в части 2 статьи 47 Дополнительного протокола 1.

Определение же наемника, участвующего в совместных насильствен­ных действиях, предусматривает, что наемником признается лицо, не яв­ляющееся гражданином государства, против которого направлены дейст­вия наемника, или его постоянным жителем, которое было завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на свержение правительства или иной подрыв конститу­ционного порядка государства или его территориальной целостности, не­посредственно принимает участие в таких действиях, причем, так же как и наемник, участвующий в вооруженном конфликте, руководствуется глав­ным образом желанием получить значительную личную выгоду и побуж­дается к этому обещанием выплаты или выплатой материального возна­граждения, не присланное государством для выполнения официальных обязанностей, и не входит в личный состав вооруженных сил государства, на территории которого совершаются данные совместные насильственные действия.

Под «совместными насильственными действиями», предусмотренными частью 2 статьи 1 Конвенции, понимаются вооруженные мятежи, массовые беспорядки и иные нарушения внутреннего порядка государства, которые по смыслу статьи 1 Дополнительного протокола 2 к Женевским конвенци­ям о защите жертв войны нельзя отнести к вооруженным конфликтам не­международного характера. Напомним, что при вооруженном конфликте немеждународного характера его сторонами является государство и анти­правительственные вооруженные силы или другие организованные воору­женные группы, которые, находясь под ответственным, то есть единым командованием, которому подчиняются все эти вооруженные силы или группы, контролируют часть территории государства и способны вести непрерывные и согласованные военные действия. Отсутствие хотя бы од­ного признака стороны вооруженного конфликта означает и отсутствие со­стояния вооруженного конфликта немеждународного характера в целом.

По сравнению с определением наемника, участвующего в вооруженном конфликте, определение наемника, участвующего в совместных насильст­венных действиях, имеет некоторые особенности. Прежде всего, если оп­ределение наемника, участвующего в вооруженном конфликте, учитывает соотношение вознаграждения наемника и законного комбатанта, то в определении наемника, участвующего в совместных на­сильственных действиях, признака существенного превышения нет: наем­никами признаются лица, действующие в целях получения материального вознаграждения, независимо от величины вознаграждения. Часть 2 статьи 1 Конвенции не указывает на субъекта, который пообещал вознаграждение наемнику или фактически его выплачивает. Таким образом, Конвенция учитывает, что наемник может быть завербован не только стороной совме­стных насильственных действий, но и третьей стороной, например, в слу­чае, если совместные насильственные действия инспирируются из-за ру­бежа иностранным государством или организацией, которая, в том числе, осуществляет вербовку или финансирование наемников.

Конвенция прямо указывает, что являются преступлениями вербовка, использование, финансирование или обучение наемников (ст. 2), участие наемника в вооруженном конфликте или совместных насильственных дей­ствиях (ст. 3), а также попытка совершить любое из указанных преступле­ний (т. е., применительно к российскому уголовному праву, приготовление и покушение на данные преступления), а также соучастие в любом из указанных преступлений (ст. 4).

Конвенция предусматривает ряд обязательств государств - участников Конвенции, касающихся пресечения и недопущения наемничества, в том числе обязательство государств-участников не вербовать, не использовать, не финансировать и не обучать наемников (ст. 5), запрещать такую дея­тельность нормами своего национального права и предусматривать соот­ветствующие наказания за эту деятельность (там же), принимать надле­жащие меры для предотвращения такой деятельности (там же), запрещать незаконную деятельность лиц, групп или организаций, которые поощряют, подстрекают, организуют или участвуют в совершении любого из престу­плений, указанных в Конвенции (ст. 6); Конвенция предусматривает также некоторые формы сотрудничества государств-участников, в том числе правовой помощи по делам о наемничестве и выдаче лиц, совершивших его.

В соответствии со статьей 8 Конвенции любое государство - участник Конвенции, полагающее или имеющее основания полагать, что совершено, совершается или будет совершено любое из преступлений, предусмотрен­ных Конвенцией, независимо от места совершения и государства, против которого преступление направлено, обязано предоставить заинтересован­ному государству-участнику непосредственно или через Генерального сек­ретаря ООН соответствующую информацию.

Примечательно, что нормы Конвенции предусматривают, во-первых, включение Генерального секретаря ООН в международный механизм пра­вовой помощи по делам о наемничестве, во-вторых, обязанность госу­дарств - участников Конвенции предоставлять соответствующую инфор­мацию заинтересованным государствам вне зависимости от запроса заин­тересованного государства.

Статья 13 Конвенции предусматривает обязанность государств-участников предоставлять все имеющиеся в их распоряжении доказатель­ства, необходимые для судебного разбирательства, государствам-участникам, привлекающим к ответственности лицо, совершившее наемничество, независимо от гражданства лица и места совершения им престу­пления.

Все преступления, предусмотренные Конвенцией, являются преступле­ниями, влекущими выдачу, не рассматриваются в качестве политических преступлений, при совершении которых в выдаче может быть отказано, и подлежат включению в качестве преступлений, влекущих выдачу, в любой договор между государствами-участниками. В случае, если государства-участники не имеют между собой отдельного договора о выдаче, Конвен­ция может рассматриваться ими в качестве правового основания для выда­чи (ст. 15). Принципиально важна позиция разработчиков Конвенции, что в Кон­венции ничто не предопределяет вопроса о том, следует ли рассматривать преступления, предусмотренные Конвенцией, как преступления против мира и безопасности человечества.

Несмотря на ряд прогрессивных положений, содержащихся в Конвен­ции, ее судьба до настоящего времени остается плачевной. В период с 4 декабря 1989 года по 31 декабря 1990 года ее подписало свыше тридцати государств, однако ратифицировало только двадцать одно (для вступления Конвенции в силу необходимо было двадцать две ратификации). Лишь не­которые из государств, ратифицировавших ее, внесли необходимые изме­нения, соответствующие требованиям Конвенции, в национальное уголов­ное законодательство (Польская Республика), ряд государств (в частности, Украина и Республика Беларусь), ратифицировав Конвенцию, при включе­нии нормы об ответственности за наемничество в национальное уголовное законодательство не использовали нормы Конвенции, предусматривающие определение наемника, формы наемничества (организационная деятель­ность наемничества, а именно вербовка, обучение, финансирование наем­ника; использование наемника в вооруженном конфликте или совместных насильственных действиях). Российская федерация, включив в УК РФ статью 359, предусматривающую ответственность за на­емничество, произвела достаточно полную имплементацию норм Конвен­ции в свое национальное уголовное законодательство.

1.2 Общая характеристика Французского Иностранного Легиона.6

Французский Иностранный легион был создан 9 марта 1831 королём Луи-Филиппом I на основе нескольких полков-предшественников. Одним из этих полков был Regiment de Hohenlohe под командованием немецкого князя и французского маршала Людвига Алоиса фон Хохенлое-Бартенштайна (Ludwig Aloys von Hohenlohe-Bartenstein). Этот полк воевал за роялистов в Революционных войнах и позже служил французскому королю Карлу X. Поскольку Франция планировала колонизацию Алжира, ей нужны были значительные войска. В это время во Франции, и особенно в Париже, поселилось много иностранцев. С созданием Легиона король Луи-Филипп мог получить нужные войска и заодно сократить в стране численность «нежелательных» слоёв населения. Поэтому он на следующий день издал закон (la Loi du 9 mars 1831) о том, что иностранный легион может использоваться только за пределами континентальной Франции. Офицеры для нового подразделения были набраны из армии Наполеона, а в солдаты вербовались уроженцы Италии, Испании, Швейцарии, других европейских стран, а также французы, у которых были нелады с законом. Тогда же была заложена традиция — не спрашивать имени новобранца.

Сегодня Легион применяют там, где французское государство защищает свои интересы в рамках НАТО или Европейского союза, имеет исторические обязанности (например Кот-д'Ивуар) или где подвергаются опасности французские граждане. Он подчиняется, как и в 1831 г., только одному человеку: французскому главе государства, сегодня — президенту.

В наши дни Легион используется не для ведения войны, как раньше, а в основном для предотвращения военных действий в рамках миссий под эгидой ООН или НАТО (например Босния, Косово, Афганистан), для сохранения мира, для эвакуации людей из регионов войны, для оказания гуманитарной помощи, для восстановления инфраструктуры (например в Ливане и после Цунами 2004 в Южно-восточной Азии). Наряду с этим Легион готов к проведению спецопераций, таких, как бои в джунглях, в ночных условиях, против террористов и для освобождения заложников.

Принимаются годные к военной службе мужчины всех национальностей возрастом от 17 до 40 лет, которые готовы служить в любой точке земного шара. Женщинам служба в Иностранном легионе не разрешается. Минимальный срок контракта — 5 лет. За этот срок можно получить сержантское звание. Чтобы стать офицером, нужно иметь французское гражданство, но 90 % офицеров — выходцы из французских сухопутных войск, которые перешли служить в Легион.

После трёх лет службы можно приобрести французское гражданство. Фактически легионер остаётся иностранцем, пока он не отслужил минимальный контрактный срок. После этого имеет право на 10-летнее проживание во Франции. В начале службы Легион страхует жизнь каждого легионера. Легионеры имеют право жениться, если они восстановили свою настоящую идентичность (по ходатайству, но не ранее чем после одного года службы) и имеют сержантское звание (например Sergent, Sergent-Chef, Adjudant), или звание ефрейтора Caporal, Caporal-Chef (при, минимум, семилетном контракте). Legionnaire de 1ere classe (старший солдат) должен иметь 10-летний стаж для разрешения на женитьбу.

После 15 лет службы легионер получает пожизненную пенсию, которую выплачивают и за рубежом. Кроме пенсии ему открыты специальные дома престарелых, созданные французским государством, исключительно для ветеранов Легиона.

В начале истории Легиона личность добровольцев проверяли только поверхностно или не проверяли вообще. За счет этого многие преступники (в том числе и бывшие эсэсовцы) смогли скрыться от преследования путём вступления в Легион. Сейчас кандидатов проверяют на физическую пригодность, а что касается вопросов безопасности - если нет проблем с ИнтерПолом - милости просим служить. Эти проверки длятся в течении нескольких дней, в вербовочном пункте, причем кандидату не позволяется никаких сношений с внешним миром, при входе отбираются (иногда в буквальном смысле) документы. По окончании испытаний кандидата либо принимают, либо выплачивают небольшую компенсацию (€300) и выпроваживают. Принципиально сегодня каждый легионер получает новую личность, которая защищает от неприятных вопросов. Так называемый Anonymat содержит новое имя и фамилию, новые имена родителей, место и дату рождения. Эти липовые данные вносятся в служебный паспорт (Carte d’identite militaire) легионера. При выходе из Легиона предоставляется вид на жительство и возможность смены двух букв своей фамилии.

Наши рекомендации